воскресенье, 16 марта 2014 г.

ПЕРВЫЕ В РОССИИ ВЕГЕТАРИАНСКИЕ ОБЩЕСТВА И СТОЛОВЫЕ


С 1900 по 1914 год русскими вегетарианцами была развернута большая организационная деятельность. Были учреждены вегетарианские общества в 15 городах (Санкт-Петербург, 1901; Варшава, 1903; Киев и Кишинев, 1908; Москва, 1909; Вильно, 1910; Минск, 1911; Саратов, Полтавa, Одесса и Ростов-на-Дону, 1912; Харьков, 1913; Житомир, Екатеринослав, Екатеринодар и Тюмень, 1914). Правда, количество членов этих обществ не было высоким, оно менялось из года в год по разным причинам (высокие членские взносы, вмешательство властей - например, в 1910 году по приказу киевского губернатора Вегетарианскому обществу этого города пришлось исключить из числа своих членов всех студентов, то есть 25% своего состава). Количество членов в Петербурге никогда не превышало 174 человек, в Москве - 238, в Одессе - 270. Таким образом, общее количество членов в России колебалось между 1000 и 2000. Но подобное положение наблюдается и на Западе. Подавляющее большинство тех, кто предпочитает растительное питание, отказывается от строгой институциональной привязки. В Германии в 1900 году числилось 1213 членов Вегетарианского общества, а в 1905 году - 1935. Совсем недавно, в 1995 году, в нем числилось менее 4000 членов, в то время как, по данным опроса, число вегетарианцев равнялось 2,9 миллиона. Питание - как и многие другие вопросы стиля жизни - считается частным делом, хотя оно и является частным делом, весьма релевантным в общественно-политическом смысле[8].


Однако вегетарианские столовые в предвоенной России росли как грибы и работали очень успешно. Если в 1904 году во всей России их насчитывалось не больше 10, то в 1914 году их было уже 73 в 37 городах.


В Германии в 1913 году имелось 184 вегетарианских столовых или ресторанов, «лишь» вдвое больше, чем в России. А число посетителей одних только столовых, управляемых Московским вегетарианским обществом, составляло в 1909 году 11 000, а в 1913-м - 642 870. Тем не менее такие деятели русского вегетарианского движения, как Павел Бирюков и Николай Гусев, продолжали требовать, «чтобы вегетарианство понималось не как вопрос еды, а как вопрос религиозно-нравственного мировоззрения». Гигиенический интерес к растительному питанию был дезавуирован как «желудочное вегетарианство», как вегетарианство кухонное или «кулинарно-медицинское».

Разумеется, имелись и отдельные лица, которые изо всех сил старались пропагандировать вегетарианство именно как вопрос питания, сознавая, что постепенный отказ от потребления мяса мог бы иметь огромные медицинско-гигиенические, экономические, экологические, этические и, наконец, общественные последствия. Назовем среди них лишь профессора Александра Воейкова (1842-1916), «отца русской климатологии», разрабатывавшего - о чем умалчивают как справочные книги, так и его биографии - во многих своих трудах вопросы питания, поднятые Андреем Бекетовым; назовем писательницу Наталью Нордман (1863-1914), жену Ильи Репина, предложившую знаменитому физиологу Владимиру Бехтереву основать «кафедру вегетарианства» в Петербурге; осуществись эта мысль - кафедра стала бы первой в мире.


Петер Бранг (р. 1924) - славист, с 1961 по 1990 год заведующий кафедрой славянской филологии Цюрихского университета.